Абзац
:: Поиск
:: ПоддерЖка ПрОекта
Webmoney:
  • Z610389805629
  • R427996570517
  • E023541002978
  • :: №27 (05.08.2006) ПрОсмотрОв: 2868

    Автор: Антон Яковлев.

    Рубрика: Сценарий.

    Номер: №27 (05.08.2006).



    Viking Quest 2

    Взору Эгила предстал легендарный магический город Холмгадр. Но что случилось с его былым великолепием?! Где так ярко блестящая на солнце позолота крыш? Где великолепные фонтаны, освежающие усталого путника после долгого пути и дающие живительную прохладу в летний зной? Где жители этого славного города, известные своим добрым нравом и широким гостеприимством? Дома разрушены, фонтаны высохли, деревья пожухли, и ни одни человек не вышел на встречу Эгилу.

    Впрочем, кто-то сюда шел. Внезапно воздух перед Эгилом задрожал, и из тумана материализовалась фигура в балахоне, с огромным посохом.

    - Приветствую тебя, путник! - басовито прогремел незнакомец. Ты, наверное, Эгил? Я оракул Холмгадра. Я видел, что произошло с твоей родной долиной, мне очень жаль.

    - Что тут стряслось!.. - с трудом проговорил Эгил.

    - Сердце города умерло. Я рад бы тебе помочь, но город погиб. Я знаю, как его воскресить. Иди в ратушу, там я тебе все расскажу.

    И с этими словами фигура оракула растворилась в воздухе. «А дорогу показать забыл...» - пронеслось в голове у викинга «Что творится с миром - кто и зачем разрушил величайший город на Земле?». И так, размышляя, Эгил направился в центр города. Дома смотрели на него темными глазницами окон, в которых не то чтобы стекол - даже рам не было, и легко можно было разглядеть, что творилось внутри. Ради интереса Эгил заглянул в одно из окон, но кроме жуткого беспорядка он не увидел ничего. «И ни одного человека...Черт!» - ругань непроизвольно сорвалась с губ Эгила, когда он, пропахав носом пыльную мостовую, рухнул навзничь. Злобно шипя, он поднял голову и наконец-то разглядел то, что послужило причиной его падения - какой-то умник оставил на дороге моток хорошей крепкой веревки, почти сливавшейся с песочного цвета дорогой. Будучи по натуре человеком хозяйственным, Эгил не привык разбрасываться вещами. Поднявшись и кое-как отряхнувшись, он взял веревку и положил в свой безразмерный карман. «Обязательно пригодится» - подумал викинг.

    Продолжая путь, Эгил случайно наткнулся на небольшой кинжал, лежащий на обочине дороги рядом с совершенно засохшим кустиком.

    Похоже, что жители Холмгарда были захвачены врасплох, и многие бросали свои пожитки прямо на улице, пытаясь убежать от наступавшей опасности. Но это не помогло, ведь Эгил по-прежнему не встретил ни одного человека, кроме странного оракула. Что-то в нем насторожило героя, но Эгил не мог объяснить того странного чувства, охватившего его в тот момент, когда перед ним появилась фигура в черном балахоне.

    Наконец, впереди показалась небольшая площадь с возвышавшимся над ней зданием местной ратуши. Казалось, что катаклизм, постигший город, из всех зданий пощадил только ратушу - на ней не было даже царапины. Собравшись с мыслями, Эгил толкнул массивные двери о очутился в просторном зале. В центре был расположен какой-то постамент, окруженный четырьмя непонятными символами. Стены были исписаны различными фресками, повествующими о жизни Холмгарда, через огромное окно в потолке струился дневной свет. Среди всего этого великолепия играющих красок Эгил как-то упустил из виду оракула. Дождавшись, когда викинг наконец-то захлопнет открывшийся от удивления рот, оракул начал свою речь:

    - Проходи, Эгил, я поведаю тебе историю этого места. Сердце Холмгарда - это кристалл в центре. - рука с посохом махнула в сторону того постамента, на который Эгил обратил внимание прежде всего. Посмотрев внимательнее, он увидел небольшой, правильной формы кристалл, который, скорее всего, был ярко-белым. Теперь же он выглядел как обычный грязно-серый камень.

    - По преданию, его оживил тибетский монах, у которого были четыре магических знака, - посох описал дугу, показывая на каждый из символов вокруг постамента, после чего оракул продолжил. - После этого он разбросал знаки по планете. Чтобы снова заставить сердце Холмгарда биться, тебе придется найти их. Первый знак где-то здесь недалеко. Найдя его, ты откроешь путь к другим знакам. Тебе поможет наш новый колдун. Он единственный, кто избежал лап Демона Тьмы. Удачи тебе, Эгил! И поторопись - красный дракон ждать не будет!

    Впечатленный рассказом оракула, Эгил пулей вылетел из ратуши и направился на поиски колдуна. Обшарив весь город, он не нашел ни одной живой души. Совсем уж разочаровавшись в поисках, викинг неожиданно разглядел небольшую лесенку, ведущую под землю. Теряясь в догадках, Эгил полез вниз и очутился в небольшой землянке. Чего тут только не было! Сушеные мыши на веревочках, развешанные под низким потолком, целые батареи баночек и бутылочек с непонятными надписями и не менее странным содержимым, целые связки каких-то хвостиков, пучки разнообразных трав - все это дополнял хозяин землянки, который помешивал в огромном котле какую-то зловонную жижу. Запах сшибал с ног, местный житель же пропах этим запахом и не замечал его.

    Переборов отвращение, Эгил шагнул к колдуну и тронул его за плечо.

    - Фух ты!.. Так ведь и до инфаркта недалеко! - вонючий коротышка подпрыгнул от неожиданности, врубившись головой в мешочек с беличьими зубами. - Кто таков и зачем приперся?!

    - Мне нужна ваша помощь, я хочу спасти город. Не подскажете, как открыть кристалл?

    - А что, там наверху что-то случилось? - удивленно проговорил колдун. «Похоже, этот колдунишка забыл, когда последний раз отрывался от своих кулинарных экспериментов и вытаскивал свой зад наружу» - подумал Эгил, но будучи человеком вежливым и интеллигентным, в слух этого не сказал.

    - Сердце Холмгарда прекратило биться. Чтобы снова оживить город, необходимо открыть кристалл.

    - Как кристалл открыть? У меня вроде где-то символ был, я поищу. А ты пока принеси мне мой амулет. Я потерял его в пещере, когда ловил летучих мышей. Будет амулет, будет и символ. Я бы сам поискал, но, боюсь, пригорит. Вот тебе баночка со магическими светлячками, в пещере жутко темно. Да, смотри, не потеряй. И вернуть не забудь - и коротышка вернулся к помешиванию своего магического зелья.

    С огромным облегчением Эгил вылез на поверхность. Признаться, воздух в землянке был настолько спертым, что пробудь он в ней еще минут пять, и потеря сознания была бы неминуема. Почесав затылок, викинг направился в сторону видневшихся на юге гор.

    Отмахав 2 километра, Эгил нашел-таки вход в какую-то пещеру, но тут его ждало препятствие - дорогу закрывал неподъемный камень. Потолкав его, Эгил не добился ничего, только плечи намял. Тут его взгляд упал на пасущуюся рядом лошадь.

    - Утю-тю, моя хорошая... - войдя в доверие к лошади, Эгил крепко привязал ее к камню найденной веревкой. Но глупое животное отказывалось тянуть ношу, продолжая пощипывать дряблую травку. «Ах, ты так! Ну я тебе...» - с этими словами Эгил отрезал от близстоящего дерева длинную ветку и ка-а-ак стеганул ее по спине. Дико заржав, лошадь вскопала копытами землю, и вырвав камень из прохода, понеслась прочь, чуть не пришибив своей ношей Эгила, который едва успел отпрыгнуть в сторону.

    Встряхнув банку со светлячками и заставив их светиться, викинг шагнул в проем и очутился в небольшом гроте, из которого выходили два прохода, манящие в глубь скалы. Небольшая стайка летучих мышей с писком ринулась от Эгила в разные стороны.

    В воздухе пахло затхлостью. «Самое место для того колдунишки-кулинара» ехидно подумал Эгил. Впрочем, здешний воздух был намного чище, чем атмосфера в землянке. Немного подумав, викинг «нырнул» в первый проход.

    Путь вывел его в небольшую пещерку, в которой он обнаружил привязанного к стене калеку, который срывающимся голосом произнес:

    - Откуда ты в этом проклятом городе, странник?

    - Я из долины викингов. Ее разрушил красный дракон, поэтому я здесь. Только снова заставив биться сердце Холмгарда, я смогу спасти мир от Демона Тьмы...

    - Это исчадье ада сказало тебе, что город умер?! - вскричал пленник - Да он сам его разрушил! Тех, кто был против, он испепелял. Меня он поймал, когда я пытался ночью уйти из города, отрубил мне ноги и заточил здесь.

    - ...но... город все равно надо воскресить...

    - Бороться с ним простому смертному... не под силу - с трудом проговорил прикованный. - Для этого нужны заклятья. Пока у меня еще есть силы, я научу тебя одному из них. Его я недавно нашел... Помни, что в руках дурака оно... бесполезно... - последние слова дались пленнику с трудом, после чего он вздохнул последний раз и безвольно повис на приковывающих его цепях.

    Слова неизвестного дали Эгилу не только магическое знание, но и пищу для размышлений. Однако помня слова умирающего старейшины и то, что он поклялся избавить мир от зла, Эгил решил во чтобы то ни стало воскресить Холмгард. С оракулом-оборотнем он разберется потом, благо теперь Эгил не просто викинг, а еще и маг.

    Покинув печальную пещеру, Эгил пошел дальше. Однако не успел он сделать и нескольких шагов, как наткнулся на еще одно препятствие, загораживающее проход. Монолитность камней говорили о серьезности произошедшего обвала, и не было никакой надежды раскопать его вручную. Эгил вынул парочку камней, но это только раскачало более крупные глыбы, грозя еще более крупным обвалом. Где-то в глубине горы послышались глухие раскаты, и он оставил эту бесполезную затею. Призадумавшись, Эгил нашел решение. Вспомнив о свитке с заклинанием, он решил попробовать вызвать молнию. Отойдя в сторонку и с трудом прочитав написанное на пергаменте заклинание, викинг замер в ожидании. Казалось, ничего особенного не произошло. Затем послышались щелчки электричества, в районе завала появилась толстенная молния, которая с силой ударила в самый центр. Острые осколки камня брызнули в разные стороны...

    Когда дым развеялся, перед Эгилом предстало огромное проплавленное отверстие, края которого еще дымились. Дождавшись, когда жар спадет, герой сделал первый неуверенный шаг внутрь образовавшегося прохода и оказался в еще одной пещере. Распугав очередную стаю летучих мышей и посветив во все уголки пещеры, Эгил нашел-таки медальон, лежащий в куче мышиного помета. «Да он просто испугался и от страха выкинул медальон!» - родилась в голове Эгила догадка. Кое-как достав медальон, он припустил к выходу из пещеры.

    - Вот ты мой ненаглядный! - залепетал колдун, когда Эгил протянул ему найденный медальон. - Теперь я могу забыть о Демоне Тьмы... Банку гони! - теперь уже грозно произнес он. - Вернешь банку - получишь свой знак. Достав из кармана банку со светляками, викинг вернул ее хозяину.

    - Ах вы мои крошки! Ах вы мои бедненькие! Он вас обижал? Он вас тряс? Какой негодяй! - снова засюсюкал колдун.

    - Кхм, извините, что прерываю вашу высокоинтеллектуальную беседу с насекомыми, но все-таки, не соблаговолите ли вы отдать мне то, что обещали?

    - Да забирай ради Бога! Положишь в ратуше на нужное место...

    Едва поборов тошноту, Эгил снова оказался на свежем воздухе и направился к ратуше. Войдя внутрь, он стал искать на полу соответствующую выемку для полученного символа. Но как только он положил его на нужное место, по всему залу раздался вздох, постамент с кристаллом на мгновение моргнул ярким светом, а потом...

    ...Очнулся Эгил в каком-то странном лесу. С трудом поднявшись, он осмотрелся. Небольшая полянка была окружена высоченными деревьями, стоявшими друг к другу настолько близко, что между ними даже мышь не могла проскочить. Высоко стоящее солнце заливало поляну светом. «Куда это меня занесло?» - мысли Эгила текли довольно вяло, что наверняка было последствием телепортации... Ориентиров никаких не было, кроме разве что еле заметной тропинки, которая виляла между деревьями. Принюхавшись, герой почувствовал в воздухе запах дыма. «Если есть дым, значит, есть огонь. А раз есть огонь, значит, велика вероятность, что где-то рядом люди». Придя к такому умозаключению, Эгил поправил свой шлем и пошел в ту сторону, откуда чувствовался запах дыма. Неожиданно деревья расступились, и он увидел небольшое поселение из нескольких домов. Источник дыма нашелся сразу - у небольшой покосившейся кузницы стоял кузнец, осоловело обрабатывая молотом разогретую подкову. Увидав Эгила, он ненадолго отложил молот:

    - Я Йорген, местный кузнец. За деньги я могу выковать что угодно.

    - Очень жаль, но денег у меня нет, но... - начал было Эгил.

    - Задаром только мухи женятся. Будут деньги - будет разговор, а пока топай отсюда.

    Оценив размеры кузнеца и присовокупив к ним массу огромного молота, Эгил решил не перечить кузнецу, а пойти отыскать еще кого-нибудь, кто бы согласился поболтать с ним. Собеседник нашелся довольно быстро. Как только Эгил вошел в один из западных домов, громкий голос остановил его:

    - Ты кажется Эгил? Я Юкко-младший. Я и мой брат следим за этой деревней.

    - Да, вы правы, мсье. Я ищу знаки, чтобы воскресить город Холмгард.

    - Ты ищешь знаки? Давай-ка, сделаем так: ты принесешь мне хвост волка, а я сведу тебя с одним человеком.

    Согласно мотнув рогатым шлемом, Эгил отправился на поиски волчьего хвоста. Но где есть хвост, там обычно и волк бывает, поэтому он решил быть осторожным и аккуратно, без лишнего шума, стал продвигаться по лесу. Вскоре ноги вынесли его к полянке, на которой сидел довольный волчара. Он грелся на солнышке и время от времени разгонял блох, тревожащих его мохнатое тело. Улучив момент, когда серый, вычесав парочку мелких паразитов и зевнув во всю пасть, снова прилег вздремнуть, Эгил вышел из кустов и со всей своей мочи саданул волка по голове. Бедный зверь тут же и околел.

    Разделкой волчьих туш Эгил никогда не занимался, что не помешало ему после нескольких попыток все же оторвать от трупа несчастного волка хвост. «Покойся с миром, мой мохнатый брат...» - и викинг поспешил назад, к Юкко-младшему.

    - Значит, так, - сказал Юкко, получив в свое распоряжение волчий хвост.

    - Знак находится у повелителя лесов, общаться с которым может только мой брат. Договоришься с ним - дело в шляпе. На-ка вот, у меня для тебя кое-что есть, и он передал Эгилу мешочек с наличностью и ключ. Поблагодарив хозяина дома, герой направился было к выходу, но тут заметил дверь в подвальное помещение, замочная скважина которого подозрительно перекликалась с только что полученным ключом. Решив, что Юкко не обидится, но, все же выбрав момент, когда он отвернется в сторону, Эгил вставил ключ в замок и отпер дверь.

    Внизу было пыльно, тесно и темно. Впрочем, немного света все же исходило от небольшого пузырька, стоящего в уголке. Поскольку Эгил всегда любил все светящееся (однако так же помня о том, как он принес в свою деревню урановый стержень с местной электростанции, и как потом его благодарили жители за то, что у них повыпадали волосы и не надо было тратиться на парикмахера), он схватил пузырек и выбежал из дома.

    Найти Юкко-старшего было несложно, но он поставил перед Эгилом еще более трудную задачу - принести голову медведя и пузырек с эликсиром. Как это ни было обидно, пузырек пришлось отдать. «Зачем им всем части тела различных животных?» Особо не размышляя, Эгил пошел к кузнецу, поскольку всем известно, что с голыми руками на медведя не ходят.

    Мешочек с золотом сделал свое дело, и вскоре у Эгила был искусно выкованный щит и меч. «Вот теперь можно и на медведя» - подумал он и бодро зашагал в лес на поиски медведя.

    Михаил Потапыч, в миру просто Медведь, как раз только-только расположился на тропинке, дабы покушать свеженького меда, недавно взятого с боем из дупла диких пчел. Сражение продолжалось недолго, и пчелы оттеснили его в лес, но Медведь успел урвать пару-тройку горстей отборного липового и сейчас вполне заслуженно собирался их съесть.

    На беду Медведя, Эгилу срочно требовалась медвежья голова. Нацепив на руку щит, а в другую взяв меч, викинг без разговоров набросился на мишку.

    После жаркого сражения, пресекая все попытки медведя улизнуть в лес, Эгил нанес-таки решающий удар и свалил зверя. Переведя дух, он выполнил то, за чем собственно и пришел сюда. Оторвав от трупа голову, он поспешил к Юкко-старшему.

    - Спасибо тебе, незнакомец! Теперь следуй в заколдованное место, встретимся там!

    Проплутав где-то полчаса, Эгил вышел на поляну, в центре которой возвышался алтарь, окруженный низкими деревцами. Рядом стоял Юкко-старший, и балахон его развевался на сильном северном ветру.

    - Аз террос мак ид астро кверро сорен ат мадон! - зычно произнес смотритель деревни какое-то непонятное заклинание, и вокруг алтаря начал сгущаться туман, из которого появился больших размеров филин:

    - Здравствуй Эгил. Я знаю о твоей миссии и помогу тебе. Ты не только получишь нужный тебе знак, но и познаешь таинство огненной магии.

    Эгил почувствовал, как тело его пропитывается колдовскими потоками, как наступает прояснение и познание сущности огненной магии...

    ...Эгил снова очутился в главном зале ратуши. На этот раз неприятных ощущений от телепортации у него не возникло. Уже понимая, что сейчас его перенесет к месту расположения третьего знака, он положил полученную руну на пол...

    ...Эгил снова оказался в лесу, но на этот раз уже в другой части света. Здесь и попрохладнее было, и деревья совсем другие. Решив продвигаться на юг, Эгил наткнулся на брошенный нерадивым охотником сломанный капкан, а чуть дальше, в кустах, пружинку, благодаря которой капкан вернулся к рабочему состоянию. Двигаясь все дальше на юг, Эгил вышел к большому рабочему поселку, через который протекала бурная речка. К сожалению, мост был поврежден и не годился для переправы, и Эгил в очередной раз пожалел, что так и не научился плавать.

    Открыв дверь в первый попавшийся дом, он чуть не получил по голове упавшими откуда-то ножницами. Осмотревшись и убедившись, что никого рядом нет, он засунул добычу в карман и пошел искать старосту поселка. Тут ему в глаза бросилась вывеска «Слесарная мастерская». «То, что нужно для ремонта моста» - подумал Эгил и решительно толкнул дверь. В нос резко ударил запах, но не дерева, которое пилили два хмурых подмастерья, а самогона. Теперь понятно, почему мост никак не починят, промелькнула мысль у Эгила.

    - Молодые люди... - обратился было Эгил к одному из подмастерьев.

    - Все вопросы - к мастеру - бросил ему в ответ один из парней, и они дальше продолжили сво работу.

    Эгил нашел мастера сидящим за верстаком, и уже раскрасневшееся лицо не давало повода усомниться в том, чем реально занимаются в этой мастерской.

    - О, тебе нужен знак? - гаркнул мастер в ответ на вопрос Эгила. - У нашего священника вроде был один такой. Да вот беда - вчерашний ливень и большая волна разрушили мост и теперь к нему не пройти. На моих подмастерьев рассчитывать не приходится, они работать особо не умеют. Давай сделаем вот как: ты мне кое-что сделаешь, а я дам тебе инструменты для починки моста, идет?

    - Какое дело надо выполнить? - скороговоркой спросил Эгил.

    - Тут, понимаешь, такая вещь: повадился на наши огороды кабан из лесу ходить. Все, гад, перетоптал. Ты уж его излови, избавь нас от этой бесовой скотины.

    Делать нечего, пришлось Эгилу топать на поле, по пути разрабатывая план борьбы с вредителем. Тут он вспомнил о недавно починенном капкане. Отойдя на край поля и высчитав возможные пути продвижения врага, викинг водрузил капкан на тропинке, чуть прикрыв травой, после чего со спокойной душой отправился к мастеру доложить о проделанной работе.

    Мастер, с еще более красным лицом, чем раньше, встретил Эгила широкой улыбкой.

    - Как борьба с вредителем? - поинтересовался он.

    - Капкан поставил, авось попадется - промолвил Эгил.

    - Ну так давай посидим, подождем... Время у нас есть - вся ночь впереди, - мастер обернулся назад и достал из шкафа огромную бутыль. Подмастерья, довольно потирая руки, уселись рядом. Мастер налил Эгину полную кружку мутного первача...

    ...Когда зеленые гномики соизволили наконец закончить свой концерт и убрались восвояси, Эгил разлепил затекшие веки. Треск в голове разламывал ее на две половины, отдаваясь во всем теле. Рядом сидели понурые и бледные подмастерья, и даже сам мастер, казалось, был совершенно не в духе.

    - Давай, пошевеливайся, принеси мне голову вредного кабана, - буркнул мастер, наливая себе что-то в стакан.

    Не то чтобы с трудом, но и не с легкостью, Эгил дошел-таки до двери и вышел во двор. Солнце уже стояло высоко, и воздух достаточно прогрелся. Постояв минут двадцать и восстановив двигательные функции своих конечностей, Эгил нетвердой походкой направился к тому месту, где вчера поставил капкан. «Самому бы не попасться» - мысль мелькнула и тут же пропала, вытесняемая жуткими последствиями прошедшей ночи.

    Капкан, к счастью, оказался на месте и не пустовал. Ожесточенно роя землю рылом, огромный кабан пытался вырваться из цепких объятий капкана, но ловушка держала животное крепко. Поднатужившись как следует, Эгил размахнулся мечом и с первой попытке срубил монстру его большущую голову. Довольно улыбаясь, он побрел со своим трофеем к мастеру.

    - Ты гляди-ка - завалил! То-то Федот от зависти лопнет! Давай ее сюда! Держи инструмент, заработал! - мастер хлопнул Эгила по плечу, от чего тот еще не оправившийся чуть не растянулся на полу.

    Долгая работа на свежем воздухе благотворно сказалась на здоровье Эгила, и головная боль его больше не мучила. Тем более, что теперь была готова надежная переправа, по которой можно было добраться до священника и взять у него третий символ. Перейдя на другой берег, Эгил столкнулся с еще одной проблемой - священник жил на острове, а маленький мосток, ведущий к нему, от старости почти рассыпался. «Вот невезет-то...» - подумал Эгил.

    Внимание его привлек скрип колеса из небольшого домишки. Вежливо постучавшись, он открыл дверь и увидел женщину, прявшую нить за станком.

    - Привет тебе, добрый человек, - мягким голосом молвила женщина.

    - Здравствуйте, - отозвался Эгил. - Не подскажете, как перебраться на остров к священнику?

    - Ох, милок! - вздохнула женщина. - Я могу сделать тебе веревку, глядишь, поможет тебе перебраться. Материал только дай, - молвила она улыбаясь.

    Улыбнувшись в ответ, Эгил пошел на поиски. Материал не заставил себя ждать - где-то рядом раздалось звонкое ржание. Войдя в конюшню, викинг увидал коня с огромной роскошной гривой. Достав припасенные ножницы, он обстриг животное и стремглав побежал к прядильщице.

    Вскоре он уже стоял да берегу маленького острова, на котором стояла небольшая церквушка. Обратный путь Эгила не страшил, так как он знал, что стоит ему взять в руки символ - и он тут же окажется в Холмгарде.

    Священник оказался приятным человеком. Он впустил Эгила внутрь и сам начал разговор.

    - Я знаю, кто ты, чужестранец - вчера мне было видение. Твое дело правое, и я отдам тебе знак. Но опасайся оракула, он - черный колдун...

    Последние слова дошли до Эгила как будто издалека, ибо перемещение в пространстве началось сразу же, как он коснулся символа рукой.

    Через какую-то секунду он оказался в зале ратуши и водрузил символ на его законное место. Кристалл на этот раз моргнул ярче...

    Эгил снова очутился в лесу. Что-то определенно было не так, но он не смог этого понять до тех пор, пока не наткнулся на деревню. Все жители были низкорослыми, желтолицыми, и практически все носили на головах огромные шляпы. «Бог мой, неужто я в Китае?..» - со страхом подумал Эгил, когда на его вопрос хозяин маленькой чистой таверны разразился непонятным потоком слов.

    Вернувшись обратно в лес, Эгил наткнулся на стены какого-то монастыря, но тамошний настоятель не смог сказать ему ничего понятного. Расстроенный, викинг брел по тропинке, как вдруг почувствовал знакомый запах. Так пахло в землянке холмгардовского колдунишки. И вправду, после очередного поворота Эгил увидал того самого коротышку.

    - Ничего не спрашивай, - скороговоркой произнес колдун, как только Эгил открыл рот. - Кто-то подсунул мне не то зелье, и вот я здесь. Это совсем другая страна, тут и язык другой. Мы в Китае. Я когда-то изучал китайский язык и тебе помогу его понять. Но большего не проси - в остальном я тебе не помощник.

    Обучение продолжалось довольно порядочное количество времени, но вот теперь, кажется, Эгил овладел основными премудростями китайской грамоты и решил проверить полученные навыки на практике. У конюшни он разговорился со щуплым конюхом.

    - Неплохой сегодня денек, - начал Эгил.

    - Да уж, погода радует, - ответил конюх. - Только вот помощник мой пропал куда-то, а сегодня его очередь убираться в конюшнях. Когда Эгил заглянул в конюшню, в глаза ему сразу бросилась жуткая грязь, царившая в конюшне.

    - Надеюсь, он вскоре появится, - сказал Эгил и попрощался к конюхом.

    Следующей жертвой опытов китайского языка стал трактирщик.

    - Что ты тут у меня делаешь без денег? - резко спросил он.

    - Да я просто с деревней знакомлюсь, с людьми.

    - Просто? Просто так только мух навозных дать могу, остальное - за деньги.

    От своей прабабки Эгил слышал одну историю про навозных мух. Поговаривали, что они очень прожорливы. Ими даже маленьких детей пугали, когда те мыться не хотели. «Вот прилетят навозные мухи и съедят тебя, если мыться не будешь» - и сразу ребенок становился шелковым.

    - Ну давайте, если не жалко - и маленький флакончик с мухами перекочевал в карман Эгила.

    От стражников около замка Эгил узнал, что у всех любимого императора горе. Жемчужина его орнитологической коллекции - белый голубь - улетел из дворца. «Что ж, бывает» - пожал плечами Эгил и направился в конюшню, проверять байки про навозных мух.

    Сказки, оказывается, не врали. Едва он их выпустил, как они сразу жадно набросились на запачканный пол конюшни, и уже через минуту не только он, но и стены и даже потолок сияли чистотой.

    - Ну, ты даешь! - удивленно воскликнул конюх. - Держи за это золото!

    Думая, куда бы их потратить, викинг вспомнил о трактирщике. Тот оказывается, продавал очень красивый фонарь ручной работы. Зная толк в подобных вещах, Эгил, не задумываясь, выложил за него все свои деньги. «Теперь можно поговорить и с настоятелем монастыря» - подумал Эгил и направился в лес.

    У настоятеля была своя беда - куда-то пропала статуэтка дракона, символ монастыря. И настоятель сделал Эгилу такое предложение, от которого он не смог бы отказаться - у настоятеля был последний, четвертый символ.

    Мысль об улетевшем голубе не давала Эгилу покоя. От охранников дворца Эгил узнал, что он может поискать его в императорском саду, если отдаст им фонарь. Скрипя зубами, викинг был вынужден отдать им свое сокровище. Его утешала одна мысль - если он найдет голубя, то сможет выгодно его обменять у императора.

    Императорские сады были настолько огромными, что Эгил несколько растерялся: попробуй тут найди что-нибудь, того и гляди, сам потеряешься. Тут его внимание привлек небольшой пакетик, оставленный, видимо, самим императором, - в пакетике были хлебные крошки. Поплутав еще с полчаса по садам, Эгил вышел к небольшому постаменту, на котором стояла золотая чаша. Судя по нескольким перышкам, вовремя не убранными нерадивыми слугами, император кормил здесь своих любимцев. Без особой надежды высыпал Эгил содержимое найденного пакетика, и - о чудо! раздалось хлопанье крыльев, и на чашу опустился большой белый голубь. Лукаво глянув на викинга своими черными глазками, он принялся склевывать угощение.

    Руки Эгила сработали молниеносно, и вот птица уже за пазухой. Бормоча ласковые слова, чтобы успокоить бьющуюся птицу, Эгил поспешил во дворец обрадовать расстроенного императора.

    - Ты принес мне моего любимца? - лицо императора озарила надежда.

    - Да, Ваше Высочество! - кротко ответил Эгил.

    - Проси за него, что хочешь!

    Мысли об участке земли, высоком чине и прочих вещах Эгил отмел сразу - жить в Китае ему не хотелось принципиально.

    - А нет ли у Вас статуэтки дракона? - робко поинтересовался Эгил.

    - Вот, вот! На, возьми! - и император передал викингу нефритовую статуэтку дракона.

    Расстояние до монастыря Эгил покрыл за 5 минут. Запыхавшийся, он вбежал во двор и протянул статуэтку радостному настоятелю.

    - Благодарю тебя, чужестранец! Ты спас монастырь. За это ты не только получишь знак, но и будешь обучен магии моря. ...Шум прибоя, соленый привкус на губах, ветер, несущий прохладу, синева моря... Все это смешалось в сознании Эгила, а когда он вернулся в реальный мир, то понял, что все тайны Нептуна стали известны и ему...

    Эгил глянул по сторонам и увидел, что снова находится в ратуше.

    - Давай, поторопись! Зло уже рядом! - оракул подгонял викинга, и он положил последний символ на пол перед кристаллом, готовясь ко всему, что может произойти.

    Помещение залил яркий белый свет. Пение тысяч голосов слились в протяжную Песнь Времен, а потом...

    - Ты идиот! Одно слово - викинг! - оракул зашелся в дьявольском смехе.

    - Теперь вся магия Холмгарда будет моей, и ничто не спасет мир от тьмы.

    Зловеще-красная пентаграмма проступила на полу ратуши, фрески померкли, и лишь кристалл Холмгарда светился ярким красным светом.

    - Тебе не победить меня! - воскликнул оракул, теперь уже не скрывавший своего истинного обличия. На концах пентаграмм появились багровые свечи.

    - Ты умрешь здесь, ты сдохнешь в дьявольском пламени!

    - Нет! - крикнул Эгил. Его магические навыки дали импульс мозгу, мозг ногам, и он отпрыгнул в сторону. И вовремя - в том месте, где он стоял, возник столб рыжего пламени, жар пахнул на викинга, опалив его бороду.

    - Ни один смертный не в силах победить меня! - пламя вновь вырвалось из пола, и Эгил снова отпрыгнул в сторону, краем глаза заметив, что зажглась одна из свечей.

    - Холмгадр мой! - голос Демона уже начал меняться, теряя человеческие черты и больше походя на рев преисподней.

    Дальнейший ход событий Эгил вспоминал смутно. Он вдруг ощутил прикосновение богов, боль в обожженной руке утихла, и наступило полное спокойствие. Как во сне он раскинул руки в магическом жесте и запел песнь Моря. К ней присоединились голоса кристалла, затянувшие Песнь Времен с новой силой. Откуда-то из глубины души Эгила вырвался магический посыл, обрушившийся плотной стеной на Демона. Хохот оракула сменился мокрым кашлем.

    - Нев-возможн-но!... Ты всего лишь смертный! - и Демон пустил новую струю огня в сторону Эгила. Невероятно, но ему даже уворачиваться не пришлось! Те силы, что влились в него из кристалла, остановили поток пламени. «Помоги мне, Эгил! Пропой песнь моря еще раз» - голос в мозгу Эгила, безусловно, принадлежал кристаллу. Сосредоточившись, он запел опять, теперь уже сильнее, и посыл подбросил Демона, ударив его о потолок, протащил его по полу, подбросил снова и с силой ударил оземь. Из оторванной лапы монстра текла на плиты ратуши не кровь, а зловонная черная жижа. Начавшие было расправляться аспидно-черные крылья, теперь были в дырах, одно безвольно повисло, переломившись у основания. Морда, глядевшая на Эгила уже одним глазом, полным ярости, исказилась в злобном оскале, но пламя, направленное на Эгила, было слишком слабо, и викинг, лишь улыбнувшись этой атаке, пропел третий куплет Песни Моря. Волна морской воды накрыла Демона, а когда она отошла, то на полу остались только куски черного мяса, да небольшая лужица черной жижи. Тысячи голосов наполнили Эгила, и понял он, что это души погибших жителей Холмгарда благодарят его за спасение. Затем он вновь услышал Песнь Времен, кристалл моргнул ему, и... исчез.

    Мгновение спустя, Эгил только смутно помнил одно - только что он победил абсолютное зло. Викинг припоминал, что он прибег к помощи магии, но все подробности и детали последних событий куда-то улетучились...

    Он снова стал простым смертным. И лишь одна мысль терзала его - еще жив дракон, разрушивший его деревню. Но есть способ отправить его прямо в ад, и помогут ему рыцари...

    Впрочем, это уже совсем другая история.


    Ссылки по теме:

    Viking Quest I [№26]
    Viking Quest 3 [№28]


    © 2004-2013 Perspective group