Абзац
:: Поиск
:: ПоддерЖка ПрОекта
Webmoney:
  • Z610389805629
  • R427996570517
  • E023541002978
  • :: №32 (10.10.2009) ПрОсмотрОв: 3648

    Автор: mackerel.

    Рубрика: Сценарий.

    Номер: №32 (10.10.2009).



    Звёздное наследие. Часть 4: «Золотая нить»

    Предисловие к игре, которой нет…


    1

    Я проснулся, как всегда, от мелодичного зву­ка будильника. «Вот чёрт», - ещё в полудрё­ме подумал я, разглядывая потолок каюты, - «и надо же мне было забыть выключить его вчера! Ведь сегодня начинается мой отпуск»!

    Собственно, не совсем отпуск – я сам себе его на­значил – но это не имеет значения. Отдых! Отдых за три года торговли, полётов, боёв, общения с подон­ками, грязи и крови... Месяц без мыслей об Артан­гах и Таргонах, без мыслей о войне... А взамен – чис­тенькие жёлтые пляжи Сорреллы. Ласковое тёплое море. Уютные бары с умопомрачительными напит­ками из местных фруктов, реки с кристальной во­дой, неслыханной красоты горы и каньоны, словно скопированные с лучших Земных образцов. Весё­лые девушки, которым можно рассказывать небы­лицы о пилотской жизни, с презрением отзываясь о «пыльной жизни» на планетах. Месяц веселья и ра­дости! Чёрт возьми, я заслужил его!

    С такими мыслями я подлетал к Соррелле – луч­шей и самой дорогой планете-курорту. Собственно, самой дорогой она стала совсем недавно – когда в ре­зультате экспансии Артангов число земных колоний уменьшилось в несколько раз. Как всегда, перед ор­битальным космопортом была тьма-тьмущая кораб­лей, дожидающихся разрешения на стыковку. Вздох­нув, я связался с диспетчером, попросив указать мне место на орбите ожидания. По собственному опы­ту я знал, что ждать придётся часа три – четыре. Ку­рортный сезон на Соррелле круглый год!

    Однако, на этот раз я ошибся. Едва получив мои данные, робот-диспетчер указал мне свобод­ный док, да ещё почти прямо перед носом. Вот те на! Вероятнее всего, меня просто с кем-то спутали. Но когда это выяснится, не будут же меня возвра­щать на орбиту! Вперёд! И я осторожно, но быстро повернул «Кобру» по направлению к доку...

    И вот, над входным люком загорелся долгождан­ный зелёный огонёк. Наконец-то! Ура! Здравствуй, месяц свободы! Я не вышел, а почти выпрыгнул на упругий пол приёмного модуля. Прямо напротив была пришвартована огромная «Анаконда» - немно­го неповоротливый, но мощный и грузоподъёмный корабль. Все три люка «Анаконды» были открыты. Я сделал всего несколько шагов ко входу в здание кос­мопорта, когда из среднего люка вышел молодой че­ловек в форме лейтенанта Галактических Вооружён­ных Сил. Он спокойно подошёл ко мне.

    - Вильям Хонникер? – полувопросительно, по­луутвердительно проговорил он.

    - Да. А чем…

    Я не успел договорить фразы. Струя газа из крохотного баллончика в руках лейтенанта удари­ла мне в лицо, всё поплыло у меня перед глазами. Я не успел упасть, т.к подхваченный кем-то сзади был втолкнут в «Анаконду». Последнее что я пом­ню - это характерный звук закрывающегося люка. Потом я окончательно потерял сознание…


    2

    Я очнулся… Прямо перед моими глазами был по­толок каюты – совсем как тот, что я рассматривал на моей «Кобре» сегодня утром. А может, это было вчера? Оглядевшись, я понял, что это действительно каюта, только непривычно большая. Прямо в центре расположен дублирующий командный пульт – зна­чит, я в каюте командира. Я встал с узкого дивана. Странно, но я чувствовал себя очень хорошо – дейст­вие газа не вызвало никаких последствий. Интерес­но, сколько же времени я был без сознания? Взглянув на часы, я выяснил, что с момента «похищения» про­шло не больше получаса. Я был абсолютно спокоен. Если мои похитители – действительно военные, вряд ли со мной случится что-то плохое. Всё-таки я агент Военного Совещания, и трогать меня для них весьма небезопасно. Если же военная форма – просто маска­рад, бояться тоже не стоит. Если бы похитители хо­тели убить меня, они уже сделали бы это. Ну, а если я ещё жив, значит, для чего-то нужен. А если кто-то ко­му-то нужен, то всегда можно договориться.

    Я подошёл к командному пульту. Конечно, он был заблокирован – как и положено в отсутствие командира – но индикация работала. На экранах внешнего обзора звёзды образовывали незнакомый узор. Но гадать, где мы находимся, не было нужды – в центре сиял голубой диск с надписью «Астия».

    Астия! Кто не знает этой планеты – одной из пер­вых человеческих колоний! Планета земного типа, с прекрасным мягким климатом и изумительной при­родой. Кроме того, с богатейшими залежами мине­ралов и редких металлов. Её население было просто огромным – около двух миллионов человек! Самое большое население, самая развитая промышлен­ность, прекрасные курорты и, наконец, самый боль­шой и лучше всего оборудованный орбитальный космопорт. Говорят, он мог принять до восьмисот ко­раблей в сутки. А на другой орбите – самая большая военная база Галактических Вооружённых Сил.

    Увы, всё это в прошлом… Около пятнадцати лет назад Астия была захвачена Таргонами. Проклятые насекомые выбрали самый удачный момент, когда все силы Землян были брошены на отражение натис­ка Артангов. После ожесточённого сражения, стоив­шего нам потери почти всего третьего флота – един­ственного оставшегося в этой области Галактики - Астия была сдана… Последним залпом отходящих кораблей, оставленная военная база была превра­щена в груду искорёженного металла, беспомощ­но кружащегося над беззащитной теперь планетой. Для уничтожения космопорта уже не было ни време­ни, ни средств – и он стал крупнейшим за всю войну трофеем Таргонов… Из населения удалось эвакуи­ровать около пятисот тысяч человек. Судьба осталь­ных до сих пор неизвестна. Лучшее, на что можно было бы надеяться – они стали рабами Таргонов…

    Да, кстати… А где же корабли Таргонов? Их ог­ромные, но чрезвычайно маневренные «Гексагоны» - шестиугольные летающие тарелки, должны бы уже окружить нас со всех сторон! Ага, вот в чём дело… В углу пульта мерцал синий огонёк – включен прибор невидимости. И включен он двадцать минут назад. Ну и энергоблоки у этого левиафана! Этот самый прибор – просто пожиратель энергии. Я, например, мог позволить себе включить его буквально на пару минут, в самый критический момент боя. Впрочем, сейчас прибор невидимости не объясняет всего… Нет, не объясняет… Очень странно…


    3

    Дверь каюты мягко отошла в сторону и внутрь вошёл немолодой, невысокий и полноватый мужчи­на в штатском. Я невольно выпрямился, чуть ли не вытянув руки по швам - передо мной стоял не кто иной, как Станислав Ковальски, один из трёх выс­ших руководителей Военного Совещания! До это­го я встречался с ним лично всего один раз, если это вообще можно назвать встречей - на церемонии на­граждения именно он приколол к моему пиджаку орден Пяти Континентов, сказав несколько офици­альных фраз. Но знал я о Ковальски довольно много, и всё, что знал, внушало уважение. Смелость, ум, ре­шительность сочетались в нём с безупречной чест­ностью и заботой о подчинённых. Им восхищались все, с кем ему приходилось работать - от солдат взво­да коммандос, которым командовал молодой лей­тенант Ковальски (и который не потерял ни одного человека) до чиновников - штабистов под командо­ванием генерала Ковальски. Последнее, конечно, уж совсем удивительно, но это было именно так!

    Ковальски подошёл ко мне со словами: - Рад снова видеть Вас, Хонникер - и указал жестом на кресло, тут же заняв второе, напротив.

    - Понимаю, что Вы ждёте объяснений и, конеч­но, получите их. Но учтите - у нас мало времени. Точнее, мы не знаем, сколько его у нас - может, не­сколько часов, а может, всего двадцать - тридцать минут. Поэтому буду краток, но не в ущерб пони­манию Вами вашей миссии. Ковальски встал, жес­том приказав мне оставаться на месте. Прохажива­ясь перед пультом, он продолжал:

    - Конечно, Вам знакома общая обстановка в борьбе с Артангами и Таргонами. До недавне­го времени она была неважная. Но недавно про­изошло то, что сделало её просто катострофиче­ской. Генерал помолчал несколько секунд. - Более того, Земля сейчас находится на грани полного во­енного поражения. Ковальски пристально взгля­нул неожиданно яркими голубыми глазами на моё недоумевающее лицо и продолжал. - Вчера одно­временными атаками третьего, седьмого, восьмого и десятого флотов Артанга Великого были уничто­жены наши базы на Гее и Сэйте.

    Я привстал. - Но ведь это значит...

    - Да, именно так. Враг уже у ворот - практиче­ски, на пороге Солнечной системы. Поэтому я и не преувеличиваю, говоря о возможном поражении - а значит и уничтожении Земли.


    4

    Я снова сел. Сердце моё словно сжалось. Вот оно что... Восстановить эти базы ни сейчас, ни в ближайшем будущем совершенно невозможно, это понятно. Переместить туда несколько флотов? Тоже нереально, спокойных участков сейчас нет ни на границе с Артангами, ни с Таргонами. Да, кста­ти... Я взглянул на Ковальски.

    - Хочешь спросить о Таргонах? – генерал пере­шёл на «ты» - Да, они тоже активизировали воен­ные действия, но пока нам удаётся сдерживать их. Но хорошо, что ты вспомнил о них - Ковальски произнёс это так, будто я на самом деле вслух упо­мянул о Таргонах.

    - В сущности, именно о наших с ними отноше­ниях и пойдёт речь.

    - Отношениях? Как вообще можно о них гово­рить! Ведь...

    - Именно, именно!

    Ковальски внимательно посмотрел на меня и улыбнулся. Увидев эту улыбку, я почему-то начал успокаиваться. Нет, старик и не помышляет о пора­жении, у него явно есть какой-то план. А я, судя по всему - часть этого плана. Ну, что ж, послушаем.

    - Именно так - продолжал между тем генерал - в том-то и дело, что никаких отношений нет! Вот ведь как получается, война есть, а отношений нет! Хорошо, правда?

    Я пока не видел ничего особо приятного в по­стоянной борьбе с этой странной насекомовид­ной расой. Если и было в этом что-то хорошее, так это всевозможные технические новинки, «позаим­ствованные» с разбитых кораблей Таргонов. Вот, прибор невидимости, например.

    - Кстати, а со шпионажем в пользу Таргонов тебе приходилось встречаться? - продолжал меж­ду тем Ковальски - Ручаюсь, что нет. Просто пото­му, что они не вербуют шпионов, хотя, как ты пре­красно понимаешь, могли бы. Как Артанги, кстати. Впрочем, тебе-то это хорошо известно.

    Я поджал губы. Генерал явно намекал на мою последнюю встречу с Унылым Томом. Последнюю для самого Унылого в самом прямом смысле этого слова - я застал его во время получения кредиток, от какого-то бородавчатого мерзавца в обмен на весьма интересные для последнего сведения... Чёрт возьми! Я готов поклясться, что живых свидетелей встречи не осталось!

    - Так что Таргоны настолько непохожи на нас, настолько чужды нам, что совершенно нас не по­нимают. Как и мы их не понимали до последнего времени. Не понимают они и Артангов - хоть и пы­тались наладить с ними контакт, исходя из своих представлений о контакте, конечно. Но что для нас наиболее важно, и что даёт нам шанс на спасение - это то, что Артанги тоже не понимают Таргонов!

    Я почувствовал, что начинаю запутываться... Так, кто кого не понимает... Ага… Таргоны не по­нимают людей, люди не понимают (или не понима­ли?) Таргонов. Таргоны не понимают Артангов, Ар­танги не понимают Таргонов (что, на мой взгляд, только предположение)... Теперь понятно... только непонятно, нам-то что от этого непонимания…


    5

    - Вы говорите об этом, как о факте - прервал я старика, решив, что субординацией в нашем по­ложении можно пренебречь. - Но, может Артан­ги прекрасно изучили Таргонов и именно поэтому не вступают с ними в контакт? И почему это столь важно для нас?

    - Да, Хонникер, я выразился абсолютно вер­но. Артанги совершенно не понимают психологии Таргонов и не занимаются её изучением. Как ты по­нимаешь, не только Артанги вербуют осведомите­лей среди Землян, но и наоборот, поэтому я столь уверен в своих высказываниях. В свою очередь, Таргоны считают, что говорят с Артангами на «од­ном языке», хотя это совершенно не так. Что каса­ется важности этого для Земли – что ж, давай рас­смотрим всё по порядку.

    - Итак, ты никогда не задумывался, почему Таргоны активно нападают на нас, и в то же вре­мя явно «заигрывают» с Артангами? Почему, соб­ственно, не наоборот? Ведь, казалось бы, они столь же далеки от Артангов, как и от нас! - Ковальски взглянул на меня, ожидая ответа.

    - Ну, это, вероятно, объясняется элементарно - они просто стремятся быть на стороне сильного. А сильнее сейчас Артанги, вот и всё.

    - Нет, Хонникер. Это не совсем так! Таргоны ис­кали контакта с Артангами, а не с нами, даже тогда, когда преимущество Артангов было отнюдь не яв­ным. Да что там говорить, лет пятьдесят назад пре­имущество было очевидно на нашей стороне, но на поведении Таргонов это не сказалось.

    Я задумался. Разумеется, мне приходилось не раз сталкиваться с Таргонами в бою. Но почему-то всегда этот противник казался второстепен­ным. Опасным, но не смертельно. Возможно, из-за удивительного однообразия их тактики - в сущно­сти, она состоит в одном - единственном правиле: атаковать в любом случае, невзирая на соотноше­ние сил и позиций. Непонятные и загадочные в ос­тальном, Таргоны абсолютно предсказуемы в бою. Справедливости ради надо сказать, что они нико­гда не помышляют об отступлении и дерутся до конца, иногда взрывая свои корабли вместе с ко­раблями противника. Этим, в общем-то и исчер­пывалось моё знание о Таргонах.

    - Ну, тогда не знаю... Возможно, Таргоны счита­ют Артангов чем-то похожими на себя? И, в этом смысле, потенциальными союзниками?

    - В точку! - Генерал одобрительно посмотрел на меня. - В общих чертах (очень и очень прибли­зительно!) всё именно так. Конечно, не стоит уп­рощать, ведь речь идёт о цивилизации, которая развивалась не одну тысячу лет. И развивалась по своему пути, бесконечно далёкому от нашего. Но годы труда и миллиардные затраты, вложен­ные Землёй в изучение Таргонов, не были потраче­ны впустую. Теперь мы, наконец, представляем их психологию и можем в значительной степени пре­дугадывать их действия. Просто удивительно, на­сколько вовремя мы получили эту возможность!


    6

    - Понимаю, что тебе хочется узнать побольше, но повторюсь - я буду краток. Вопросы - потом, если у нас останется время. Итак: Таргоны похо­жи на наших земных насекомых не только внешне. У них нет социальной структуры в нашем понима­нии, их «социальная» структура задана биологиче­ски, жёстко и навсегда. В сущности, это структу­ра муравейника, только населённого мыслящими муравьями. На вершине пирамиды - особь, прини­мающая решения, ниже - «чиновники», выполняю­щие их в пределах своих полномочий. В самом низу - рабочие особи, это и рабочие в прямом смысле слова, и инженеры, и учёные. Наконец, военные обеспечивают охрану всей системы и экспансию вида. Понятие индивидуальной смерти у Тарго­нов отсутствует, поскольку ни одна особь не мыс­лит своего существования отдельно от сообщест­ва. Кроме того, никому не просто «не приходит в голову» изменить как-то своё положение в иерар­хии - это для Таргонов физически невозможно.

    - Чёрт, я понимаю! – в который раз прервал я старика – они считают Артангов, с их жесточай­шей диктатурой и чёткой иерархией, похожими на себя! Ну, то есть, чем-то вроде другой колонии на­секомых! А пресловутого «Артанга Великого» - её правителем, королём или как там у них…

    - Именно так. А нас, воюющих с Артангами – соответственно, врагами.

    - Всё это крайне интересно, генерал, но я не понимаю, чем это может помочь нам. Хотя… Воз­можно вы надеетесь, что после последнего проис­шествия с послами, Таргоны будут настроены к Артангам враждебно?

    Всего три месяца назад Артанги демонстра­тивно уничтожили корабль посольства Таргонов. Уничтожили без всякого повода, хладнокровно и безжалостно, да ещё протранслировали запись этого события на всю Галактику.

    - Нет. Как ни парадоксально, Таргоны не придают этому никакого значения. Ведь «посольство», «офи­циальный визит» и тому подобное – это только по­пытка применить наши понятия к совершенно дру­гим сущностям. Совершенно! Не было на корабле «послов», Хонникер! Не было! А были просто соот­ветственно инструктированные военные, гибель ко­торых для Таргонов – совершенно нормальное (ино­гда даже желательное) явление. Да, ещё чиновники, которых легко заменить и о потере которых и вспо­минать нечего. Подумаешь, столкнулись две колонии насекомых, солдаты выяснили отношения – для этого они и существуют… Нет, это не повод для войны…

    - А поводом будет… - я не мог сдержать нетер­пения, поняв, куда клонит Ковальски.


    7

    - А поводом будет нападение Артангов на ра­бочих особей Таргонов. Да, с нашей точки зрения, они размещаются в самом низу иерархии, явля­ясь чем-то вроде рабов. Но это опять-таки попыт­ка применить к явлению наши, человеческие по­нятия. Нет, Хонникер, это совершенно не так! Для Таргонов рабочие особи - высшая ценность, ведь именно они обеспечивают жизнь и благосостояние всей колонии! И если Артанги атакуют планету, на­селённую, в основном, рабочими особями – вот то­гда они узнают, что значит настоящая война! Война с противником, и не помышляющим ни о чём дру­гом – только о полном уничтожении врага! С про­тивником, не знающим ни страха смерти, ни жало­сти, не проявляющим вообще никаких эмоций.

    Ковальски замолчал и, поморщившись, опять присел в кресло напротив. Он потёр виски и я за­метил, что пальцы его слегка дрожат. И я понял, почему – старик, скорее всего, не спал несколько суток, подхлёстывая себя стимуляторами.

    - Ну, а теперь непосредственно о Вашем задании – проговорил генерал после небольшой паузы.

    - Как ты  успел заметить, мы сейчас находимся вблизи Астии – нашей бывшей колонии, захвачен­ной Таргонами. Нам известно, что здесь они раз­местили множество заводов, на которых работают как сами Таргоны, так и оставшиеся в живых люди – их осталось, по нашим подсчётам, не менее полу­тора миллионов. Охрану планеты несут усиленные патрули кораблей - «Гексагонов». К счастью для нас, Таргоны никогда не предпринимали попыток восстановить нашу военную базу.

    - Теперь самое главное. – Ковальски вдруг заго­ворил тише и медленнее, и я понял, что он держит­ся из последних сил – то, ради чего ты и оказался здесь. Как нам стало известно – а это достоверные данные, ручаюсь – ровно через неделю, 8 сентября, девятый флот Артангов пройдёт в непосредствен­ной близости от Астии. Конечно, военного смысла в этом нет никакого, просто Артанги желают ещё раз продемонстрировать Таргонам свои мускулы.

    - Так вот, твоя задача – организовать нападение на этот флот. И организовать так, чтобы, с точки зрения Артангов, это выглядело как месть Тарго­нов, пылающих праведным  гневом из-за уничто­женного посольства. Артанги, конечно, ответят на удар – то есть атакуют планету, населённую рабо­чими особями Таргонов, их высшей ценностью! Хонникер, я повторяю – то, что они абсолютно не понимают Таргонов – наше спасение! Эта атака оз­начает неизбежную войну между Таргонами и Ар­тангами… а также нашу неизбежную победу!

    Я потрясённо молчал. Я ожидал чего угодно, но это… Спровоцировать войну между двумя враж­дебными нам расами… В памяти всплыло, прочи­танное когда-то в древней книге – «сидеть на горе и наблюдать битву двух тигров в долине».

    - Но как я могу в одиночку…

    Ковальски не дал мне договорить. – Ну, конеч­но нет. Не в одиночку. Когда Военное Совещание приняло решение об отступлении с Астии, я успел направить туда разведгруппу. Хонникер, это были лучшие специалисты! И хотя связи с ними нет уже почти пятнадцать лет, я уверен – они выжили. Бо­лее того, они просто обязаны были сделать всё, чтобы облегчить нам контакт с ними в случае необ­ходимости. Повторяю, это профессионалы высо­чайшего класса. Их всего пять человек. Вот, смотри внимательно и запоминай.

    Ковальски протянул мне листок с фотография­ми пятерых молодых людей в военной форме. Под каждой фотографией была краткая подпись. Я при­нялся внимательно рассматривать изображения.

    1. Лейтенант Ян Ковальски – командир группы.

    2. Лейтенант Ханс Шварцкопф – заместитель командира.

    3. Капрал Хелен Савинкова.

    4. Сержант Анатоль Безье.

    5. Сержант Сэмюэль Фишер.

    На минуту я прикрыл глаза и мысленно пред­ставил всю пятёрку, все особенности их лиц… Те­перь я был уверен, что узнаю их и сейчас, спустя пятнадцать лет. Я вернул листок генералу.

    - Разрешите вопрос… - я внимательно посмотрел на генерала. – Ян Ковальски – ваш… родственник?

    - Да. Это мой сын.

    Ковальски ответил совершенно просто, без вся­ких эмоций.

    - Но как я свяжусь с ними? Что для этого пре­дусмотрено?

    - К сожалению, ничего. Понимаешь, в тот мо­мент на подготовку времени просто не было. Про­сто чудо, что их высадка вообще удалась! Един­ственное, о чём мы успели договориться – это о пароле при встрече: «Золотая нить». Запомни хо­рошенько - «Золотая нить».

    - Но, в таком случае… Искать их по всей плане­те… Конечно, это возможно, но не в такой срок.

    - Ещё раз говорю – они должны были предви­деть такую ситуацию. Должны были предпринять что-то, облегчающее нам контакт. В любом случае, Хонникер, другого пути у тебя просто нет. Ты и сам это прекрасно понимаешь.

    Это мне было понятно с самого начала...


    8

    - Теперь, как и договаривались, я готов ответить на твои вопросы. - Ковальски приготовился слушать, облокотившись о столик и прикрыв лицо рукой.

    - Первое. Почему здесь так спокойно? - Я кив­нул на экраны внешнего обзора. На них лениво ползли всего несколько тройных точек - группы патрульных Таргоновских «Гексагонов». - Да, сей­час мы невидимы. Но я прекрасно знаю, что выйти из гиперпространства незамеченным невозможно - это всегда сопровождается характерным вспле­ском излучения. Да к этому времени целые флоти­лии «Гексагонов» должны, окружив место выхода, методично «простреливать» пространство, сектор за сектором, в поисках корабля - невидимки! И, в большинстве случаев, им это удаётся. Мне-то это хорошо известно!

    - Да. Это верно. - Генерал помолчал. - Я отвечу тебе на этот, а заодно и на главный вопрос, который ты, наверное, уже успел задать себе: «Почему я?».

    - Ты был почти прав, когда сказал, что незамет­ный выход из гиперпространства невозможен. Да, корабль невозможно не заметить ни в момент вхо­да в гиперпространство, ни в момент выхода из него. Но ведь невозможно и определить, один ко­рабль вышел из гиперпространства, или два! Ты, конечно, знаешь пилотские байки о том, как некие смельчаки прорывались на вражеские базы, подхо­дя в состоянии невидимости к чужому кораблю и совершая прыжок вместе с ним.

    Ну, это далеко не самое невероятное в пилот­ских байках, - подумалось мне. - «Как вам, напри­мер, подзарядка севших энергоблоков от стре­ляющих по тебе вражеских боевых лазеров? Или пролёт на большой скорости сквозь звезду?».

    - Конечно, это всего лишь байки - продолжал генерал. - Чтобы это сработало, нужно с неверо­ятной точностью определить направление перехо­да, дистанцию прыжка и самое главное - его вре­мя. Долей микросекунды раньше - и под действием второго поля твой корабль «размажется» по гипер­пространству. Долей микросекунды позже - и ко­рабль просто разорвёт на части возмущение про­странства, порождаемое первым кораблём. Я уж не говорю о том, что просто приблизится к вражеско­му кораблю вплотную не удавалось ещё никому.

    «Ага, как же...», - с гордостью подумал я... - «Проделывали мы это, проделывали-с. Ну, конеч­но, с другой целью – просто для захвата».

    - Правда, сейчас положение изменилось. На­шим учёным удалось создать прибор, синхрони­зирующий гиперпереход двух кораблей. Хонни­кер, для нас это ещё одна неслыханная удача! Хотя, сами учёные признают, что прибор ещё достаточ­но «сырой»... Во-всяком случае, вероятность пра­вильной синхронизации они сейчас оценивают как процентов сорок – пятьдесят.


    9

    Тут мне стало действительно не по себе - впер­вые с начала разговора.

    - Вы хотите сказать, что мы здесь оказались в ре­зультате такого «синхронного» с каким-то «Гексаго­ном» прыжка? И шансов остаться при этом в живых у нас было меньше половины? Чёрт, генерал… Во­обще-то на такие задания принято посылать добро­вольцев… И я совершенно не подготовлен… Нако­нец, вы могли хотя бы поговорить со мной…

    Наверное, я бы ещё долго продолжал мямлить что-то подобное, но Ковальски резким жестом прекратил мои стенания.

    - Вообще-то, именно добровольцы и были по­сланы: корабль с первой группой – неделю назад, корабль со второй – позавчера. Оба не достигли цели. Неужели ты всерьёз думаешь, что с самого начала мы надеялись на тебя, как на спасителя Зем­ной цивилизации? Вот так, без подготовки, в оди­ночку? Чёрт возьми, я был о тебе лучшего мнения!

    Я стоял, как истукан, с покрасневшим от сты­да лицом.

    - Прошу прощения, генерал. Я вёл себя глупо. Больше этого не повториться. Продолжайте, пожа­луйста.

    - Прости и ты меня. Сорвался. Да и немудре­но, я уже дней пять без сна. Итак, обе группы были прекрасно подготовлены и подробно проинструк­тированы. Мы надеялись, что хоть одна достигнет цели. Увы… В другое время мы или подготовили бы другие группы, или бы просто свернули проект. Но после вчерашних событий я решил, что про­медление – смерти подобно. И мы просто не имеем права упустить такой шанс – стравить наших вра­гов друг с другом. Для другой попытки нам может просто не хватить времени.

    - Вот, собственно, поэтому ты и попал сюда. Тре­тий корабль решил возглавить я сам. В конце-кон­цов я был главным инициатором этого проекта! И когда стало известно об очередном «Гексагоне» Тар­гонов, направляющемся из ближайшей к нам облас­ти на Астию, я приказал доставить на борт ближай­шего смелого, решительного и умного агента – им оказался ты. Надеюсь, для тебя не секрет, что мы отслеживаем перемещения всех сотрудников твое­го класса? На разговоры с тобой у нас просто не было времени. И, кроме того… Мне хотелось, что­бы во время гиперперехода ты был в более спокой­ном состоянии, чем все мы. Нервы тебе ещё пона­добятся. Причём, в самое ближайшее время.

    Странное дело! Всего пять минут назад я возму­щался, что к этой миссии меня привлекли без мое­го согласия, но теперь мне было по-детски обидно, что оказался я здесь не из-за своих каких-то вы­дающихся качеств, а, в сущности, почти случайно.

    - Понятно. Поверьте, я сделаю всё, что в моих силах. Позвольте ещё вопрос…

    В открывшуюся дверь вошёл военный, остано­вившись на пороге. Это был тот самый лейтенант, что так бесцеремонно втащил меня на борт «Ана­конды». Ковальски вопросительно взглянул на него, лейтенант утвердительно кивнул.

    - К сожалению, наше время на исходе. Обна­ружен «Гексагон», готовящийся к гиперпереходу. Наши энергоблоки на исходе, и мы обязательно должны воспользоваться им, чтобы исчезнуть от­сюда. Неизвестно, сколько придётся ждать следую­щего «прикрытия».

    - Значит, опять риск? Может, на этот раз вам стоит совершить переход в одиночку?

    - И дать Таргонам повод к подозрению? Ведь они немедленно зафиксируют наш прыжок! Нет, вот это было бы действительно неоправданным риском.

    - Но ведь... Если прибор синхронизации срабо­тает с отставанием... Вы же сами говорили, к чему это приводит... Взрыв чужого корабля, неизвестно откуда взявшегося, – это куда больший повод для подозрений!

    - Да. И мы не дадим этого повода. На этот раз прибор синхронизации будет установлен на гаран­тированное опережение.

    Я ошеломлённо смотрел на старика. Идти на смерть во имя реализации своей идеи… Да, зна­чит он действительно считает что положение Зем­ли хуже некуда…

    - Но как же… А экипаж... Они... знают?

    Ничего не ответив, Ковальски опустил глаза...

    - Лейтенент проводит тебя к спасательной кап­суле. Она оснащена всем необходимым и, конеч­но, прибором невидимости. Удачи тебе, «Неустра­шимый»! – Первый раз генерал назвал меня моим агентурным псевдонимом…

    Я уже повернулся к выходу, когда Ковальски тихо произнёс: - Я очень сожалею об этом... Пере­дай это при встрече и Янеку...


    10

    Уже отдалившись от «Анаконды» на порядочное расстояние, я вдруг понял истинный смысл слов старика. Он сожалел не о своём самоубийственном решении... И уж, конечно, не о моей участи. Просто Ковальски планировал операцию, изначально зная то, о чём я должен был догадаться... В случае удачи моей миссии Артанги не будут утруждать себя ата­ками отдельных объектов Таргонов на планете. Они попросту уничтожат всю Астию!

    Итак, я должен спасти человечество. Спасти це­ной полутора миллионов человеческих жизней...

    © 2004-2013 Perspective group